Вы можете сколько угодно отказываться от вакцинации, не участвовать в выборах, абстрагироваться от политики и принудительно-карательного обордюривания столицы, но рано или поздно система вас найдет и, схватив за шкирку, так окунет в свои процессы, что мало не покажется…

Недавно мне пришлось прочувствовать всю свою ничтожность и как личности, и как водителя. По должности нередко приходится ездить на самых разных машинах, в том числе и весьма дорогих. В тот вечер я ехал в сторону дома на Mercedes-Benz S-Class в самом свежем кузове. Живу я в тихом уголке Алексеев­ского района, который старожилы до сих пор называют «Мазуткой». Продвигался привычным маршрутом: из области по проспекту Мира на разворот у «Рабочего и колхозницы» и далее на Касаткина, чтобы потом уйти во дворы.

Было около двух ночи. Дороги пустые. Подъезжаю к перекрестку на Касаткина (что у акведука) и вижу машину ДПС. Из нее буквально вываливается инспектор и бежит в мою сторону, размахивая палочкой. Горит красный, я жду, а он уже активно крутит жезлом, показывая, чтобы я свернул направо и там уже прижался к тротуару. Хотя мне надо прямо. На зеленый я стартую и останавливаюсь перед зеброй. Далее следует шикарный диалог:
– Инспектор такой-то. Права и документы.
Я достаю обложку со всеми документами, где и права, и СТС, и полис ОСАГО в прозрачной полиэтиленовой обложке.
– Достаньте права.
– А вы их не видите?
– Вы обязаны предоставить права без обложки.
– Я не смогу вынуть, они прилипли.
– Вы обязаны предоставить документы без посторонних предметов.
– Я не могу вынуть права, они прилипли. Тем более не вижу смысла этого делать, их видно с обеих сторон.
– Тогда я сам выну.
– Если сможете и не порвете обложку – пожалуйста.
Не смог. Обложку инспектор разорвал. О чем я ему и сообщил с вполне законным требованием предоставить мне такую же целую. Далее – словесная перепалка, в которой прозвучали судьбоносные слова:
– Что-то вы мне не нравитесь, Евгений Александрович. Мы вас сейчас освидетельствовать на опьянение будем. У вас налицо признаки наркотического опьянения.
– Пожалуйста. Зря потеряете и свое, и мое время.

Вызвали понятых. На мой вопрос, что послужило поводом для подозрений, один из экипажа ДПС отметил «неадекватное поведение и потливость». Дело было в августе. Посреди ночи – около 23 градусов. Во время зачитывания процедурного акта для понятых инспектор тоже вспотел, кстати.

Продувка алкотестером, разумеется, показала 0. Но это было лишь началом Марлезонского балета: доблестные сотрудники 2-го ОСБ ДПС, которые, по идее, базируются на Рублевке и не имеют отношения к СВАО, решили отвезти меня к наркологу в отдел на улице Вешних Вод.

Тут надо отметить прекрасный расклад: меня везли в медкабинет при… отделе полиции. То есть в организацию, которая заинтересована в повышении раскрываемости. «Палочную» систему ведь еще никто не отменял…

У нарколога надо было еще раз дунуть в прибор, пройти несколько тупых тестов и затем пописать в баночку, поскольку капитан Коротнев Виктор Николаевич решил, что я наркоман. Эта процедура сама по себе не смертельна, если не брать во внимание, что мочиться пришлось под камерами – их в туалете две.

Предварительный диагноз нарколога ожидаемо ничего не выявил. На все процедуры с учетом продувки на месте с понятыми и доставки (первый раз в жизни ехал по пустому Ярославскому шоссе с мигалками на скорости 150 км/ч – инспекторы торопились возобновить патрулирование, наверное) ушло три часа. Три часа вырвали у меня из жизни только потому, что я сделал замечание инспектору, который порвал мою обложку для документов. Три часа я не мог избавиться от мысли, что меня везут в учреждение, которое заинтересовано в том, чтобы я оказался наркоманом. Три часа психовала моя жена, наслушавшаяся историй, как неугодным «подозреваемым» подбрасывают наркотики и всячески калечат жизнь.

Надо отметить, что я и сам было поверил в подброс: инспектор сначала уговаривал оставить ключ от машины ему, пока мы с его напарником съездим к наркологу. Мол, это эксклюзивная услуга, неужели я не доверяю сотруднику ДПС? Он присмотрит за дорогой машиной. Я отказался. Инспектор Коротнев сказал, что автомобиль нужно передвинуть на безопасное место, но я этого делать не имею права, поскольку отстранен от управления, и капитан любезно мне поможет. Да, помог, переставил. А когда выходил из машины, не менее любезно оставил какой-то предмет на водительском сиденье. Я этот предмет сфотографировал и потребовал, чтобы капитан Коротнев забрал его собственноручно, и этот процесс я, на всякий случай, памятуя о деле Голунова, снял на видео. Оказалось, что капитан выронил фонарик, – он даже показал мне, что внутри есть батарейка и фонарик работает. Но я продолжал снимать.

Нет, я не зазнался. Я не Навальный, чтобы везде находить заговоры и происки спецслужб. Но паранойю точно заработал. Я простой водитель, предпочитающий, чтобы документы хранились в аккуратном портмоне – оказывается, это незаконно. Мне безумно противно, что я, как и все мы, абсолютно беззащитен перед унизительными процедурами, инициированными такими бдительными инспекторами. И рассказал я это только для того, чтобы все знали, какие добросовестные полицейские работают во 2-м ОСБ ДПС города Москвы: они патрулируют весь город, а не один лишь свой район, беспрестанно выявляя опасных водителей-наркоманов на белых «Мерседесах». Правда, они не любят аккуратные портмоне.

PS Позиция редакции может не совпадать со взглядами автора

Вам понравилась эта статья?




Тест-драйвы, которые читают с этой статьей:


Интересные новости по теме


Комментарии

Обзоров машин на сайте:

4 9 9 7